Приветствую Вас Гость!
Вторник, 23.05.2017, 06:12
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Фотогалерея

Календарь

«  Июль 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Полезные ссылки

Поиск

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2009 » Июль » 15 » Российский военный мундир. Нереализованные проекты
14:57
Российский военный мундир. Нереализованные проекты
  Военный мундир во все времена подчеркивал особое социальное положение военнослужащего, его избранность, «воспринимался населением как символ, как некий геральдический элемент”.
   За свою историю российский военный мундир претерпевал многократные усовершенствования и нововведения по воле правителей, изменению идеологии, обращению к традициям, влиянию западно-европейской военной моды и, наконец, в связи с развитием военного дела. Однако немало образцов мундира постигла иная судьба: они остались лишь в проектах.

     История российского военного мундира непосредственно связана с геральдической службой России, которая «занималась не только дворянской генеалогией и гербами, но и государственной, земельной и военной геральдикой».
     Существенную роль во внедрении традиций использования геральдических знаков в русской регулярной армии играли официальные геральдисты-иммигранты и отечественные носители импортированных концепций гербоведения. Благодаря их деятельности возникло понятие «русская геральдика». Весь комплекс основных геральдических представлений и значительная доля характерных знаковых форм были «включены в отечественную эмблематическую культуру извне». Это привело к тому, что на протяжении двух столетий (XVIII - начало XX в.) шел процесс непрерывного противоборства между сохранением традиций русского военного костюма и влиянием западноевропейской военной геральдики. В силу приверженности большинства российских императоров военной моде Западной Европы военный мундир порой до такой степени был схож с формой одежды ведущих европейских армий, что неспециалисту его было просто не отличить. Изменить такое положение дел активно стремились сторонники сохранения национальной самобытности военной геральдики армии России. Одним из ярких их представителей был император Александр III, который придал военному мундиру вид национальной одежды.
     

     В защиту национальных традиций в военной геральдике выступали представители русского офицерства. Одним из них стал капитан Павел Шипов, издавший в 1901 году книгу «Русская военная одежда». Приняв за основу традиционные особенности полков со времен Петра I и национальную военно-геральдическую идею Александра III, П. Шипов предложил свое оригинальное видение внешнего облика русского солдата и офицера. Основным элементом предлагавшейся военной формы одежды должна была стать русская рубаха: суконная {строевая летняя), цветная {повседневная летняя) и холщовая (зимняя). Застегиваемая на русский манер (косоворотка) и подвязанная тонким поясом (кушаком), она могла придать воинам неповторимый вид, тесно связанный в народном сознании с русским национальным костюмом. Завершенность внешнего вида военнослужащих должны были обеспечить национальные элементы верхней одежды: кафтан, опоясанный кушаком {каждый полк имел свой цвет), поярковая (зимой - меховая) шапка с цветным верхом; шаровары (рис. 2). Особое значение автор придавал военным геральдическим знакам (военным гербам). Дело в том, что в гражданских ведомствах и учреждениях России были введены подобные армейским отличительные знаки, наносившие «ущерб отличию офицерского звания». В качестве геральдических отличительных знаков и знаков различия военной формы одежды П. Шипов предлагал ввести: герб (черный двуглавый орел на желтом поле) на правом рукаве верхней одежды; золотой галун на кафтане и на шапке; трехцветный офицерский шарф; нагрудный офицерский знак для особых случаев; погоны и герб на головной убор с лентой “За отличие” только у военнослужащих.
     Таким образом, автор считал, что при создании военной одежды нужно было учесть особенности национального военного мундира времен Петра I,. единство типа униформы для всех чинов, а также применить военные геральдические знаки, способствующие корпоративному духу военнослужащих.
     

     Однако проект П. Шипова так и не был реализован, как и другие, более ранние предложения. Например, в короткий период правления Павла I известны многочисленные преобразования военного мундира, которые так и не дошли до реализации в большинство русских полков.
     
     Общий порядок изменения военной формы одежды в Советских Вооруженных Силах мало чем отличался по своей сущности от дореволюционного процесса совершенствования русского мундира. Подготовленные специалистами проекты обмундирования, знаков различия и снаряжения военнослужащих Красной (Советской) армии проходили соответствующую экспертизу, рассматривались компетентными комиссиями и утверждались высшими органами государственного и военного управления. Такая система неизбежно накапливала в архивах невостребованные эскизы военной формы одежды.
     Советский военный мундир ведет свою историю с начала 1919 года, когда были установлены образцы нового обмундирования и знаков различия Красной армии, Наряду с обеспечением функционального признака узнаваемости принадлежности военнослужащих к армии Советского государства красноармейская униформа решала задачу сохранения национальной традиционности построения военного костюма. Этого требовал приказ народного комиссара по военным делам от 7 мая 1918 года: проектируемое обмундирование должно было быть «отвечающим по стилю духу народного творчества»9. Для этого ввели кафтан вместо шинели и головной убор, напоминавший богатырский шлем. В дальнейшем при совершенствовании военной формы одежды, ставшей своеобразным символом Красной армии, появились новые традиции.
     В ходе коренного перелома в Великой Отечественной войне перед советским руководством встал вопрос укрепления морально-боевых качеств и поддержания наступательного порыва личного состава армии. Для этого были предприняты некоторые меры. Вместе с тем пришло осознание необходимости возвращения к истокам русских воинских традиций и обращения к их внешним атрибутам. «Акт возвращения золотых погон (вместе со словом «офицер») был, конечно, поворотным пунктом» в возрождении традиционного мундира — свидетеля славы русского оружия.
     В 1942 году, на подготовительном этапе введения новой военной формы одежды Красной армии, встал вопрос о масштабах возвращения качественных характеристик военного мундира русской регулярной армии конца XIX - начала XX века и его приспособленности к реалиям организационно-штатной структуры РККА.
     В первоначальных проектах, предложенных на рассмотрение военному руководству страны, новые знаки субординации предлагались в соответствии с воинскими званиями дореволюционной Русской армии. Например, звание лейтенант, приравненное к званию поручик, имело в разработках погоны с одним просветом и тремя звездочками; погоны капитана (с одним просветом) и полковника (с двумя просветами) - без звезд. Особенность Красной армии - наличие политсостава предлагалось выделить погонами красного цвета с золотым шитьем и красными звездами.
     Проектирование образцов нового обмундирования, особенно для высшего командного состава, представляло собой фактическое копирование конструкции и цветового решения внешнего вида военнослужащих дореволюционной армии России. В этом усматривалось желание возродить традиции отечественного военного мундира.
     

     Особого внимания заслуживает проект формы одежды генералиссимуса и Маршалов Советского Союза, датированный 1945 годом. За основу парадного мундира был принят офицерский сюртук. Его цвет, покрой, размещение военно-геральдических знаков и применявшееся снаряжение повторяли свой аналог - форму одежды офицерского корпуса Русской армии. Аксельбант, шитье и эполеты еще больше усиливали впечатление традиционного русского мундира.
     Окончательно принятые решения высших военных органов управления по изменению обмундирования и знаков различия к середине 1940-х годов лишь в общих чертах приблизились к традиционным русским образцам, существовавшим до 1917 года. Это было обусловлено сдерживающим идеологическим фактором, новыми условиями функционирования армии, несколько другой системой персональных воинских званий в Красной армии.
     
     В 1956-1957 гг., в период создания опытных образцов формы одежды военнослужащих Советской армии, были предусмотрены различные варианты. Новые виды обмундирования, знаков различия и снаряжения обсуждались непосредственно в войсках. Результатом всех этих мероприятий стало подписание приказа министра обороны СССР Маршала Советского Союза Г.К. Жукова об изменении парадной, повседневной и полевой форм одежды офицерского состава. Их конструкции были подобны униформам командного состава ВВС и автобронетанковых войск образца 1935 года. Однако, несмотря на положительные отзывы, форма не поступила в армию. После организационно-штатных мероприятий новый министр военного ведомства Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский отменил изданный приказ".
     До конца 1960-х годов деятельность органов государственного и военного управления по совершенствованию военной формы одежды Советской армии (в основном парадной)приобрела эпизодический характер и была приурочена, как правило, к юбилейным датам. Это вызвало некоторое недовольство у сторонников сохранения традиций советской военной формы одежды, сформированных до Великой Отечественной войны. Так, подполковник запаса Г.Н. Кудымов 10 ноября 1957 года отмечал в своем письме министру обороны СССР маршалу Р.Я. Малиновскому; «С некоторых пор в армии все больше и больше офицер отдаляется от рядовых солдат... В пролетарской социалистической армии не может быть места разным побрякушкам, свойственным буржуазным армиям. Чем проще одет офицер Советской армии, тем лучше».
     В1965 году управлением вещевого снабжения Министерства обороны СССР были подготовлены предложения по преобразованию формы одежды военнослужащих Советской армии. Эти предложения основывались на коренных изменениях, происшедших в характере ратного труда, возможности нанесения потенциальным противником ракетно-ядерного удара и необходимости защиты военнослужащих от не известных ранее поражающих факторов нового оружия и агрессивных сред. Для рассмотрения проекта министр обороны СССР назначил комиссию16. Обсуждались два варианта парадной и повседневной формы для маршалов, генералов, офицеров и военнослужащих сверхсрочной службы: с открытым и закрытым мундиром и кителем, единым цветом тканей для предметов обмундирования всех категорий военнослужащих. Предусматривались значительная унификация формы одежды и единый красный цвет околышей фуражек, кантов, петлиц и просветов на погонах для всех видов и родов войск, кроме авиации, для которой сохранялся голубой цвет. Украсить парадную форму одежды маршалов, генералов, офицеров и военнослужащих сверхсрочной службы должны были аксельбант и кортик.
     Особого внимания заслуживают предлагавшиеся варианты размещения знаков различия по воинским званиям: при открытой форме - погоны существовавшего образца; при закрытой -погоны или знаки различия, размещенные на петлицах и на рукавах наподобие знаков Красной армии довоенного периода. Предполагалось вернуться к сложившимся советским традициям военного мундира. Предложения по внесению изменений в обмундирование и снаряжение военнослужащих были разосланы для обсуждения во все военные округа и группы войск.
     В ноябре 1965 года комиссия после рассмотрения проектов на нескольких своих заседаниях приняла решение, которое не в полной мере соответствовало результатам обсуждения в войсках, не отвечало требованиям унификации военной одежды и не устранило имевшуюся пестроту в цвете обмундирования военнослужащих. Несмотря на проделанную подготовительную работу и обсуждение проекта на коллегии Министерства обороны, введение новой формы одежды было отложено. Вновь к этому вопросу вернулись только в апреле 1967 года — после назначения на должность министра обороны маршала А.А. Гречко.
     
Просмотров: 2755 | Добавил: mitjai | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]